У технологий красоты
есть имя — Премиум Эстетикс

Карбокситерапия в современной косметологии — anti-age возможности углекислого газа

Скачать PDF

Автор

Демидион Диана Витальевна
Врач дерматолог-косметолог, специалист в области аппаратной косметологии, компания Premium Aesthetics, Москва

Абстракт

Карбокситерапия – терапия углекислым газом (СО2) применяется в реабилитологии много лет, сравнительно недавно эта методика пришла в эстетическую медицину. СО2 является системным и локальным регулятором, одним из главных эффектов увеличения концентрации СО2 в тканях является вазодилатация, усиление перфузии и высвобождения кислорода. На смену инвазивным методам карбокситерапии в косметологию приходят неинвазивные. Подтверждена высокая эффективность и безопасность методики неинвазивной картбокситерапии на аппарате geneO+.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: карбокситерапия, оксигенация, СО2, омоложение, geneO+, oxygeneo

Актуальные тенденции рынка эстетической медицины изменили подход к коррекции лица и тела. Теперь пациенты желают выглядеть ухоженными без видимых признаков косметического или хирургического вмешательства. Именно такой образ является показателем здоровья, благополучия и социального успеха.

Воссоздание гармоничных черт лица и контуров тела постепенно становится своего рода «инвестиционным проектом» для пациентов, где необходимость каждой процедуры должна быть строго обоснована. На этом фоне растет спрос на неинвазивные вмешательства, которые, выражаясь языком рекламных брошюр, «делают человека моложе без боли и страха».

Отчасти это действительно так — многие подобные методы лишены неприятных ощущений, а реабилитационный период после них сокращен до минимума или отсутствует вовсе. Одним из вариантов неинвазивного омоложения является карбокситерапия.

Карбокситерапия:  показания к применению

Карбокситерапия предусматривает использование углекислого газа с различными терапевтическими целями [1]. Сегодня внимание к этому методу значительно выросло, поскольку он является максимально физиологичным, высокоэффективным и безопасным.

Карбокситерапия  оказывает  различные  эффекты, выраженность которых не в последнюю очередь зависит от способа введения углекислого газа (ингаляторно, инъекционно или чрескожно), а именно:

  • анальгезирующий;
  • спазмолитический;
  • трофостимулирующий;
  • пластический метаболический;
  • липолитический;
  • кардиотонический;
  • гипотензивный.

В клинической медицине этот метод используются при следующих заболеваниях и патологических состояниях [2]:

  • острые и хронические боли в спине;
  • головные боли, в т.ч. мигрень;
  • болезни суставов ног, диабетическая ангиопатия;
  • облитерирующий атеросклероз, варикозная болезнь;
  • лимфатические и венозные отеки;
  • артериальная гипертензия 1–2-й ст. вне обострения; шемическая болезнь сердца со стабильным течением;
  • вегетососудистая дистония;
  • нарушения сна;
  • различные дерматологические патологии (псориаз, алопеция, рубцы);
  • комплексная терапия ожирения;
  • реабилитация после травм и операций;
  • варикозное расширение вен с признаками хронической венозной недостаточности;
  • диабетические язвы;
  • послеоперационные и посттравматические раны;
  • акроцианоз;
  • склеродермия.

В эстетической медицине карбокситерапия активно применяется в следующих случаях [2]:

  • признаки фото- и хроностарения кожи;
  • статические и динамические морщины;
  • недостаточный тонус и упругость кожи;
  • гиноидная липодистрофия (целлюлит);
  • растяжки, шрамы;
  • келоидные рубцы.

Таким образом, возможности современных аппаратов для карбокситерапии велики. Однако целебные свойства углекислого газа были замечены очень давно — еще во времена Древней Греции.

История  карбокситерапии

Одним из первых врачей-бальнеотерапевтов считается Гиппократ (460–370 гг. до н.э.), который назначал своим пациентам с дерматологическими и другими болезнями ванны в источниках, обогащенных углекислым газом [3]. Среди его рекомендаций также присутствовало дозированное питье воды с СО2 [4].

На рубеже XVII–XVII вв. независимо друг от друга Робертом Бойлем (1627–1691) и Антуаном Лавуазье (1743–1794) были установлены антибактериальные свойства углекислого газа [4]. Сегодня они подтверждены различными исследованиями — например, в одном из них отмечено ингибирующее влияние чистого СО2 на рост золотистого стафилококка (Staphylococcus aureus) [5].

Дальнейшая история применения углекислого газа напрямую связана с курортной медициной. Так, в 1932 г. пациентам парижского Royat spa стали предлагать необычную услугу — подкожное инъекционное введение СО2 [6]. В то время этот метод использовался для лечения облитерирующих артериопатий.

Более поздние исследования показали улучшение параметров микроциркуляции на фоне данной терапии, что было подтверждено доплеровским сканированием, лазерной доплеровской флоуметрией и чрескожным измерением парциального давления кислорода [6]. Гистологический анализ зафиксировал локальное уменьшение адипоцитов, на что обратили внимание специалисты из Института пластической хирургии Университета Сиены (Италия). Они выяснили, что под воздействием СО2 происходит разглаживание кожи при целлюлите [6].

Изучение углекислого газа в Университете Сиены продвинулось настолько далеко, что с 2006 г. здесь читается отдельный курс по карбокситерапии [4]. В одной из недавних работ его сотрудников в очередной раз были показаны липолитические свойства СО2, разглаживание кожи и повышение ее упругости наряду с отсутствием значимых нежелательных эффектов [6].

Карбокситерапия за длительную историю в общеклинической и эстетической медицине доказала свою эффективность и безопасность. Перед обсуждением принципа действия данного метода необходимо сказать несколько слов об углекислом газе и физиологии дыхания.

СВОЙСТВА УГЛЕКИСЛОГО ГАЗА

Диоксид углерода (СО2) — это бесцветный газ, который в 1,5 раза тяжелее воздуха. Он практически не обладает запахом, хотя в высоких концентрациях пахнет сладкой газированной водой. При атмосферном давлении диоксид углерода из твердого состояния сразу переходит в газообразное, минуя стадию жидкости,- этот процесс называется возгонкой. Средняя концентрация СО2 в атмосфере составляет около 0,04%.

Область расположения центральных хеморецепторов в продолговатом мозге.

Рис. 1. Область расположения центральных хеморецепторов в продолговатом мозге.

Углекислый газ оказывает значительное влияние на физиологические процессы в организме. Его основные эффекты:

  • Регулирует кровоток, являясь сильным вазодилататором. В норме парциальное давление СО2 (рСО2) равно 40 мм рт. ст. При его росте происходит расширение капилляров, что выражается в усилении местного кровообращения, активации притока кислорода и вывода избыточного углекислого  газа. Однако  и недостаток диоксида углерода негативно сказывается на организме. Так, при снижении рСО2 всего на 1 мм рт. ст. мозговой кровоток уменьшается на 3–4%, а сердечный выброс — на 0,6–2,4%.
  • Усиливает мышечные сокращения. Углекислый газ в повышенных (но не токсических) концентрациях оказывает положительное ино- и хронотропное влияние на миокард. Он увеличивает его чувствительность к адреналину, что приводит к росту силы и частоты сердечных сокращений, величины сердечного выброса и, как следствие, ударного и минутного объема крови. Это является защитным механизмом, который призван устранить формирующуюся тканевую гипоксию и гиперкапнию.
  • Влияет на высвобождение кислорода из оксигемоглобина. При росте концентрации углекислого газа усиливается диссоциация оксигемоглобина (т.н. эффект Вериго-Бора, о котором будет сказано ниже). Наоборот, при снижении рСО2 в альвеолярном воздухе и крови сродство кислорода к гемоглобину повышается, что затрудняет переход О из капилляров в ткани.
  • Регулирует кислотность (рН). В результате ряда химических реакций (о них также будет сказано ниже) образуются ионы водорода (H+), которые сдвигают значение рН в кислую сторону.
  • Влияет на дыхательный центр, который обладает более высокой чувствительностью к недостатку углекислого газа, чем кислорода.

Схема транспорта кислорода и углекислого газа в организме

Рис. 2. Схема транспорта кислорода и углекислого газа в организме [8]

Для улавливания диоксида углерода в организме существует несколько типов рецепторов — центральные и периферические.

Центральные хеморецепторы (медуллярные) расположены в ростральных отделах вентральной дыхательной группы, в структурах голубого пятна (locus coeruleus), в ретикулярных ядрах шва ствола мозга (рис. 1) [7]. Они реагируют на ионы водорода (H+) в окружающей их межклеточной жидкости мозга. Увеличение вентиляции легких при стимуляции центральных хеморецепторов ионами водорода называется центральным хеморефлексом, который оказывает выраженное влияние на дыхание.

Так, в ответ на снижение кислотности (рН) внеклеточной жидкости мозга в области расположения рецепторов на 0,01 легочная вентиляция возрастает в среднем на 4,0 л/мин. Однако центральные хеморецепторы медленно реагируют на изменения рСО2 в артериальной крови, что обусловлено их удаленностью от крупных сосудов. С этой задачей лучше справляются периферические рецепторы.

Периферические хеморецепторы (артериальные) расположены в каротидных тельцах в области бифуркации общих сонных артерий и в аортальных тельцах в области дуги аорты. Они реагируют на изменение не только концентрации H+, но и парциального давления кислорода в артериальной крови. Периферические хеморецепторы также чувствительны к анаэробным метаболитам, которые образуются в ткани каротидных телец при недостатке кислорода.

ТРАНСПОРТ СО2

Дыхание обеспечивает поступление в организм кислорода и выведение из него углекислого газа. Условно его можно разделить на несколько стадий:

  1. Внешнее дыхание — легочная вентиляция.
  2. Газообмен в легких — между альвеолами и мелкими сосудами малого круга кровообращения.
  3. Транспорт газов кровью — из малого круга кровообращения, минуя сердце, в большой круг.
  4. Газообмен в тканях — между сосудами большого круга кровообращения и клетками.
  5. Внутреннее дыхание — внутриклеточные процессы в митохондриях.

Схематично транспорт кислорода и углекислого газа представлен на рис. 2 [8].

В рамках данной статьи наибольший интерес представляет тканевой газообмен. В норме гемоглобин связывается с кислородом в легочных капиллярах, трансформируясь в оксигемоглобин, и отдает его в тканевых, возвращаясь в исходное состояние. По мере диффузии кислорода в ткани его напряжение в крови снижается, а углекислого газа растет (рис. 3) [9].

Кривые диссоциации оксигемоглобина

Рис. 3. Кривые диссоциации оксигемоглобина:

А — при одинаковой температуре (37°С) и различном парциальном давлении СО2 (1 — оксимиоглобин при рСО2 = 40 мм рт. ст.; 2 — оксигемоглобин при рСО2, = 40 мм рт. ст.; 3 — оксигемоглобин при рСО2, = 60 мм рт. ст.);

Б — при одинаковом парциальном давлении СО2  (40 мм рт. ст.) и различной температуре [9]

Как видно на рис. 3, при росте парциального давления углекислого газа в крови кривая диссоциации оксигемоглобина сдвигается вправо. Этот эффект был назван по имени двух выдающихся ученых — Бронислава Фортунатовича Вериго (1894–1914) и Гарольда Августа Бора (1887–1951). Эффект Вериго-Бора определяет зависимость  степени  диссоциации  оксигемоглобина от величины парциального давления углекислого газа в альвеолярном воздухе и крови. Проще говоря, чем выше рСО2, тем активнее гемоглобин отдает кислород.

В тканях углекислый газ соединяется с молекулами воды, образуя угольную кислоту (H2CO3):

СО2 + H2O = H2CO3

Далее по закону действующих масс угольная кислота диссоциирует на ионы:

 Н2СО3 <–> Н+ + HCO3

Закон действующих масс устанавливает соотношение между массами реагирующих веществ при равновесии, а также зависимость скорости реакции от концентрации исходных веществ. Он был открыт в 1864 г. норвежскими учеными Като Гульдбергом (1836–1902) и Петером Вааге (1833–1900).

Образующиеся ионы снижают местное значение рН, в результате чего начинает расти степень диссоциации оксигемоглобина. В итоге увеличивается высвобождение кислорода из гемоглобина, а парциальное давление О2 в крови повышается [10, 11]. Этот эффект лежит в основе положительного влияния карбокситерапии на кожу.

Ионы H+ и HCO также способствуют образованию ряда солей — гидрокарбоната кальция (Ca(HCO3)2), гидрокарбоната натрия (NaHCO3) и гидрокарбоната калия (KHCO3). Они обусловливают обезболивающее и спазмолитическое действие углекислого газа на организм [12]. При этом тонус артериол и капилляров усиливается, а местная температура кожи увеличивается на 1°C. Это, вместе с измененной активностью нервных окончаний, способствует улучшению трофики тканей, подвергнутых воздействию диоксида углерода.

Одновременно запускается окисление жиров в адипоцитах, что во многих научных работах трактуется как прямое липолитическое действие углекислого газа [13, 14].

Растворимость углекислого газа в крови выше, чем кислорода. Однако только 2,5–3,0 об% СО2 от общего его количества (55–58 об%) находится в растворенном состоянии. Большая часть диоксида углерода содержится в эритроцитах в виде солей угольной кислоты (48–51 об%), тогда как около 4–5 об% находится в соединении с гемоглобином (рис. 4) [8].

Тем не менее гемоглобин оказывает значительное влияние на транспорт СО2. Так, при деоксигенации гемоглобина его сродство к углекислому газу резко возрастает — данный процесс называется эффектом Холдэна. Он является защитной реакцией, которая предохраняет организм от алкалоза.

Транспортные формы углекислого газа

Рис. 4. Транспортные формы углекислого газа [8]

ЭФФЕКТЫ  УГЛЕКИСЛОГО  ГАЗА

На локальную перфузию тканей влияет поступление определенных объемов кислорода, питательных веществ и гормонов, а также своевременное выведение избытка углекислого газа и поддержание определен- ной концентрации ионов [15].

В краткосрочном периоде тканевую перфузию регулируют [15]:

  • углекислый газ;
  • молочная кислота;
  • производные аденозина;
  • фосфаты;
  • гистамин;
  • калий;
  • ионы водорода.

В долгосрочной перспективе наибольшее значение приобретают различные факторы роста — фактор роста эндотелия сосудов, фактор роста фибробластов и ангиогенин [15].

Любой сдвиг в данной системе запускает адаптивные механизмы. Так, при избытке СО2 расширяются сосуды, увеличивается приток обогащенной кислородом крови к тканям. Кроме того, растет число дыхательных движений, усиливается интенсивность кровообращения, уменьшается мышечное напряжение — в целом это повышает сопротивляемость организма различным патологическим факторам [16, 17].

Данные эффекты реализуются посредством гуморальных, тканевых и биохимических механизмов:

  • углекислый газ возбуждает хеморецепторы в дуге аорты и стимулирует дыхательный центр продолговатого мозга — учащается дыхание [18];
  • посредством прямого рефлекторного воздействия на стенки мелких артерий диоксид углерода вызывает их расширение — происходит перераспределение крови, улучшается венозный отток, активируется анаэробное клеточное дыхание [19];
  • углекислый газ через возбуждение каротидных и аортальных хеморецепторов аорты повышает активность сосудодвигательного центра — усиливается тонус сосудов.

Поскольку СО2 является мощным естественным вазодилататором, карбокситерапию организм интерпретирует как дефицит кислорода и реагирует на нее не только увеличением притока крови, но и ростом активности фактора роста эндотелия сосудов. В долгосрочной перспективе это стимулирует формирование новых сосудов, улучшая кровоснабжение тканей [18].

Диоксид углерода стимулирует метаболизм и умственную деятельность, улучшает трофику тканей и повышает активность местного иммунитета [20, 21]. Доказано, что подкожное введение углекислого газа положительно сказывается на качестве сна и в целом снижает нервную возбудимость. Это действие основано на инактивации застойных очагов возбуждения в подкорковых структурах головного мозга [20, 22].

Липолитический эффект углекислого газа реализуется путем разрушения адипоцитов с последующим выходом триглицеридов в межклеточное пространство [21]. В одном из исследований зафиксировано значительное уменьшение окружности верхней, средней и нижней части живота у пациентов трех разных возрастных групп, которым проводилась терапия углекислым газом, а также потеря веса и уменьшение окружности бедер [23]. При этом не выявлено никаких серьезных осложнений. Карбокситерапия также показала свою эффективность в постоперационном периоде — например, после хирургической липосакции.

Таким образом, кратковременное увеличение концентрации углекислого газа в тканях в безопасных пределах способствует реализации множественных положительных эффектов — как общих, так и местных. При этом способ доставки СО2 значительно влияет на их выраженность.

ВАРИАНТЫ  КАРБОКСИТЕРАПИИ

Доставку углекислого газа в организм можно осуществлять несколькими способами:

  • ингаляции газовой смеси;
  • подкожные инъекции СО2;
  • чрескожное введение СО2.

Ингаляции углекислого газа

Способствуют увеличению частоты дыхательных движений, сердечного выброса и росту артериального давления [24]. Однако в настоящее время они практически не используются вследствие недостаточной эффективности и безопасности.

Инъекционная карбокситерапия

Более распространенным методом является инъекционная карбокситерапия — подкожное введение диоксида углерода для достижения различных эстетических эффектов. Несмотря на свою эффективность, она имеет несколько ограничений [25]:

  • Углекислый газ и подающая его система должны быть абсолютно стерильными. Также необходимо постоянно менять инъекционные наконечники для минимизации риска заражения пациента бактериальными и вирусными инфекциями.
  • Углекислый газ желательно подогревать, поскольку без этого у пациентов могут возникать неприятные ощущения «холодной воды под кожей». Интересно, что более выраженным этот эффект оказывается на бедрах, в то время как при процедурах на лице, где находится значительное число болевых рецепторов, инъекционная карбокситерапия вызывает меньше дискомфорта.
  • Топическое нанесение анестезирующего крема (например, Эмла) невозможно по нескольким причинам. Во-первых, он действует на поверхности кожи, тогда как инъекции углекислого газа выполняются субдермально. Во-вторых, многие местные анестетики вызывают вазоконстрикцию, которая в данном случае нежелательна.

Преимущества инъекционной карбокситерапии:

  1. Активный синтез коллагена после процедуры.
  2. Широкий спектр показаний (целлюлит, рубцы на коже, скульптурирование тела, различные виды алопеций и др.).

Недостатки  инъекционной  карбокситерапии:

  1. Сложность метода.
  2. Необходимость серьезной подготовки врача.
  3. Риск передачи бактериальных и вирусных инфекций.
  4. Вероятность развития гематомы после введения газа.
  5. Неприятные ощущения во время процедуры.
  6. Невозможность местного обезболивания.

Неинвазивная  карбокситерапия

 Сегодня для коррекции различных эстетических недостатков лица и тела все большую популярность приобретает чрескожное введение СО2.

Таблица. Сравнение рО2 и рСО2 сразу и через 15 мин после процедуры (число пациентов, n = 11) [27]

Характеристика Среднее значение рСО2, мм рт.ст. Среднее значение рО2, мм рт.ст. Среднее значение перфузии (разница между пиками), у.е. Максимальное значение перфузии (усредненные данные), у.е. Средняя термература (0С)
Контроль 37,3 ± 1,0 61,7 ± 2,7 12,7 ± 1,9 40,5 ± 6,1 33,4
Сразу после воздействия 42,0 ± 1,4 28,1 ± 5,3 92,2 ± 17,9 31,4
Через 15 мин после процедуры 37,8 ± 1,6 73,0 ± 3,0 22,8 ± 4,4 70,9 ± 13,4 32,8

Многие газы обладают способностью свободно проникать через кожу. Например, считается, что она хорошо проницаема для кислорода, который проходит в нее даже при концентрации в воздухе менее 0,5%. Также есть данные о чрескожном поступлении азота, радона, сероводорода и углекислого газа.

Установлено, что при нахождении человека в углекислой ванне диоксид углерода поступает через неповрежденный эпидермальный барьер со средней скоростью около 30 мл/мин. Из «сухих» углекислых ванн транспорт СО2 идет со скоростью около 20 мл/мин. В in vivo экспериментах на грызунах было показано, что интенсивность проникновения диоксида углерода через кожу возрастает при увеличении температуры жидкой среды и концентрации СО2 в ней [26].

В одной из работ оценивалось парциальное давление кислорода и углекислого газа сразу и через 15 минут после сеанса неинвазивной карбокситерапии — выявлено статистически значимое увеличение показателей (см. таблицу) [27].

Дозированное  повышение концентрации углекислого газа в коже при неинвазивной карбокситерапии   оказывает различные  положительные эффекты.  Отсутствие неприятных ощущений во время процедуры и реабилитационного периода после нее является важным фактором для многих пациентов, повышая их комплаентность.

Через 15 мин после процедуры рСО2 постепенно возвращается к исходным показателям, в то время как рО2  остается повышенным

Рис. 5. Через 15 мин после процедуры рСО2 постепенно возвращается к исходным показателям, в то время как рО2 остается повышенным [27]

Визуализация кожи пациентки А., 33 года, на аппарате Antera 3D в режиме отображения «поры»: до лечения, после 3-й и после 7-й процедуры

Рис. 6. Визуализация кожи пациентки А., 33 года, на аппарате Antera 3D в режиме отображения «поры»: до лечения, после 3-й и после 7-й процедуры

Оценка перфузии также свидетельствовала о различиях между исходными контрольными показателями и значениями, зарегистрированными сразу и через 15 мин после лечения (рис. 5).

Преимущества неинвазивной карбокситерапии:

  1. Выраженный эффект.
  2. Отсутствие повреждения кожных покровов.
  3. Не требуется местное обезболивание.
  4. Простота методики.

Недостатки  неинвазивной карбокситерапии:

  1. В основном эстетические показания (дряблая и тусклая кожа, темные круги под глазами, отеки и пастозность лица и др.).
  2. Лучший результат достигается после курса процедур.
  3. Метод чрескожной неинвазивной карбокситерапии реализован в модуле OxyGeneo аппарата geneO+, разработанного компанией Pollogen (Израиль).

МОДУЛЬ  OXYGENEO

OxyGeneo представляет собой аппликатор, на который врач устанавливает сменную одноразовую капсулу Capsugen. В ней находится смесь гидрокарбоната натрия и лимонной кислоты в строго заданной пропорции. На кожу пациента наносится один из специально разработанных для этой процедуры гелей — NeoBright или NeoRevive:

  • NeoBright — осветляет, увлажняет кожу и придает ей здоровое сияние. Содержит аскорбилфосфат магния, койевую и азелаиновую кислоты, ретинол, масло ягод шиповника, токоферол ацетат и гиалуроновую кислоту.
  • NeoRevive — омолаживает, питает и оказывает выраженное антивозрастное (anti-age) действие. Содержит рибозу, масла семечек граната обыкновенного и ягод шиповника, пальмитоилтрипептид-5, глицерин, токоферол ацетат, аскорбилпальмиат и гиалуроновую кислоту.

Гидрокарбонат натрия и лимонная кислота вступают в химическую реакцию с данными гелями, в результате чего происходит интенсивное выделение углекислого газа:

3NaHCO3 + C6H8O7 = Na3C6H5O7 + 3CO2 + 3H2O.

Капсула Capsugen обладает неровной поверхностью, которая мягко и бережно эксфолиирует роговой слой эпидермиса, удаляя омертвевшие клетки и способствуя более активному проникновению активных веществ в кожу. Во время процедуры аппликатор OxyGeneo вибрирует, что улучшает эффект карбокситерапии.

Результаты процедуры:

  • разглаживание морщин и тонких линий;
  • повышение тургора и лифтинг кожи;
  • снятие отеков и пастозности лица;
  • нормализация работы сальных желез;
  • усиление микроциркуляции;
  • устранение темных кругов под глазами;
  • восстановление местного иммунитета;
  • уменьшение признаков фото- и хроностарения.

Эффективность OxyGeneo усиливается другими модулями аппарата geneO+: TriPollar RF (мультиполярное радиочастотное воздействие), Ultrasound (трансдермальная доставка биологически активных веществ) и NeoMassage (массаж и лимфодренаж).

Процедура OxyGeneo отличается хорошей переносимостью, пациенты не отмечают дискомфорта во время ее проведения. Большинство пациентов, прошедших даже однократный сеанс неинвазивной карбокситерапии с использованием OxyGeneo, остаются удовлетворены полученным результатом. Основные наблюдаемые эффекты от процедуры — выравнивание цвета и текстуры кожи, придание коже здорового оттенка. Курс процедур на аппарате geneO+ позволяет достигнуть уменьшения выраженности мелких морщин и пор.

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИМЕРЫ РЕЗУЛЬТАТОВ ПРОВЕДЕНИЯ ПРОЦЕДУРЫ GENEO+

Клинический  пример  1

Пациентка А, 33 года. На рис. 6. представлены результаты 3D визуализации кожи правой щеки пациентки на аппарате Antera 3D, режим отображения «поры»:

  • до лечения;
  • после третьей процедуры;
  • после седьмой процедуры.

На рис. 7. представлено процентное уменьшение индекса выраженности пор, рассчитанное программой Antera 3D. За 100% принимается индекс, полученный при первом 3D-снимке (базовое состояние). У данной пациентки после 7-й процедуры индекс выраженности пор уменьшился на 38,4%.

Индекс выраженности пор

Рис. 7. Индекс выраженности пор у пациентки А., 33 года, рассчитанный программой Antera 3D: до лечения, после 3-й и после 7-й процедуры

Клинический пример 2

Пациентка В, 67 лет. На рис. 8. представлена цифровая визуализация состояния кожи с помощью FotoFinder Adonia, параллельная поляризация — фото до начала процедур и после семи сеансов.

Визуализация кожи пациентки В, 67 лет, с помощью FotoFinder Adonia

Рис. 8. Визуализация кожи пациентки В, 67 лет, с помощью FotoFinder Adonia: фото до начала процедур (А)

Визуализация кожи пациентки В., 67 лет, на аппарате Antera 3D

Рис. 9. Визуализация поверхности кожи пациентки В., 67 лет, на аппарате Antera 3D в режиме отображения «морщины»: до лечения (А) и после семи

На рис. 9 — та же пациентка, 3D визуализация кожи правого виска с помощью Antera 3D, режим отображения «морщины»: до лечения и после семи процедур.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Дозированное увеличение концентрации углекислого газа в коже оказывает различные положительные эффекты. Отсутствие неприятных ощущений во время процедуры и реабилитационного периода после нее является важным фактором для многих пациентов. Это повышает их комплаентность и способствует повторным визитам к косметологу.

Модуль OxyGeneo аппарата geneO+ (Pollogen, Израиль) может быть применен для безопасной доставки углекислого газа в кожу в целях проведения процедур омоложения. Процедура OxyGeneo рекомендуется как в качестве монотерапии при однократном применении, так и в составе курса anti-age процедур.

Список использованной литературы:

  1. Albergati F., Parassoni L., Lattarulo P., Varlaro V., Curri S.B. Carbossiterapia e vasomotion: comparazione tra immagini video-capillaroscopiche e referti doppler laser flow dopo somministrazione di anidride carbonica. Riv La Medicina Estetica 1997; 21(1).
  2. Магомедова А.Х., Алиев А.К., Керимова И.И. Метод карбокситерапии в неврологии. Инновации в образовании и медицине — материалы V Всероссийской научно- практической конференции с международным участием. Май
  3. Fytikas M., Αndritsos N., Dalabakis P., Kolios N. Greek Geothermal Update 2000–2004. Proceedings World Geothermal Congress 2005.
  4. Zupanets M.V., Lagutina A.S., Pavliy E.K. The history of carboxytherapy. Topical Issues Drugs Develop 2015: 353.
  5. Olsen K.D., Kern E.B., Westbrook P.R. Carbon dioxide inhibits the growth rate of Staphylococcus aureus at body temperature. Surg Endosc 2005; 19(1): 91–94.
  6. Brandi C., d’Aniello C., Grimaldi L., Caiazzo E., Stanghellini E. KfiíÏek V. Carbon Dioxide Therapy: Effects on Skin Irregularity and Its Use as a Complement to Liposuction. Aesthetic Plastic Surg 2004; 28(4): 222–225.
  7. Malcolm B.С. Neuroanatomia Fundamentos (Spanish Edition). Medica Panamericana, 1998.
  8. Куликов В.Ю., Пиковская Н.Б. Физиология дыхания: учебно- методическое пособие. Новосибирск: Сибмедиздат НГМУ, 2012.
  9. Зинчук В.В., Балбатун О.А., Емельянчик Ю.М. Нормальная физиология. Краткий курс. Вышэйшая школа, 2012.
  10. Verigo B. F. Zur Frage über die Wirkung des Sauerstoff auf die Kohlensäureausscheidung in den Lungen. Archiv für die gesammte Physiologie des Menschen und der Thiere 1892; 51: 321–361.
  11. Bohr Chr., Hasselbalch K., Krogh A. Concerning a Biologically Important Relationship — The Influence of the Carbon Dioxide Content of Blood on its Oxygen Binding. Skand Arch Physiol 1904; 16: 401–412.
  12. Zelenková H. Carboxytherapy — a non-invasive method in aesthetic medicine and dermatology, and the combined usage of carboxytherapy and PRP in the periorbital area. Glob Dermatol 2017; 4(1): 1–5.
  13. Savin E., Bailliart O., Bonnin P., Bedu M., Cheynel J., et al. Vasomotor effects of transcutaneous CO2 in stage II peripheral occlusive arterial disease. Angiology 1995; 46: 785–791.
  14. D´Aniello B.C., Lattarulo P., Bosi B., Gromaldi L. Il rulo della carbossiterapia nella strategia terapeutica della lipimatosi Multipla Simmetrica. Riviera Italiana di Chirurgia Plastica 1999; 31: 265–269.
  15. Varlaro V., Manzo G., Mugnaini F., Bisacci C., Fiorucci P., de Rango P., Bisacci R. Carboxytherapy: effects on microcirculation and its use in the treatment of severe lymphedema. Acta Phlebol 2007; 8: 1–13.
  16. Varlaro V., Manzo G., Mugnaini F., et al. Carboxytherapy: effects on microcirculation and its use in the treatment of severe lymphedema Acta Phlebol 2007; 8(2): 79–91.
  17. Prakash K., Chandran D.S., Khadgawat R., et al. Correction for blood pressure improves correlation between cerebrovascular reactivity assessed by breath holding and 6% CO2 breathing. J Stroke Cerebrovascular Dis 2014; 23: 630–635.
  18. Prakash K., Chandran D.S., Khadgawat R., et al. Correction for blood pressure improves correlation between cerebrovascular reactivity assessed by breath holding and 6% CO2 breathing. J Stroke Cerebrovascular Dis 2014; 23: 630–635.
  19. Дроговоз С.М.,  Штрыголь  С.Ю.,  Зупанец  М.В.  и  соавт. Физиологические свойства СО2 — обоснование уникальности карбокситерапии. Медична та клінічна хімія 2016; 18(1): 112–116.
  20. Андріюк Л.В., Зав’ялова О.Р., Мацко Н.В. Застосування вуглекислого газу в медичній реабілітації: методичні рекомендації. Л. 2014; 206 с.
  21. Zenker S. Carboxytherapy — carbon dioxide injections in aesthetic medicine. Dermal Rejuvenation 2012: 42–50.
  22. Colasanti A., Esquivel G., Schruers K., Griez E. On the psychotropic effects of carbon dioxide. Curr Pharmaceutical Design 2012; 18: 5627–5637.
  23. Lee G.S. Carbon dioxide therapy in the treatment of cellulite: an audit of clinical practice. Aesthet Plast Surg 2010; 34(2): 239–243.
  24. Price H.L Effects of carbon dioxide on the cardiovascular system. J Am Society Anesthesiol 1960; 21(6): 652–663.
  25. Koutná N. Carboxytherapy in Aesthetic Dermatology — Experiences after the Treatment of 280 Patients. Cas Lek Cesk 2006; 145(11):841–843.
  26. Улащик В. Трансдермальное введение лекарственных веществ и физические факторы. Litres 2018: 45–46.
  27. Levenberg A., Shpolansky U. A Novel Skin Care Platform for Anti- Aging and Rejuvenation Based on Unique OxyGeneo and TriPollar RF Technologies. White paper (Pollogen Ltd.) 2013.


Индивидуальная консультация

Оставьте заявку и менеджер по продажам ответит на все Ваши вопросы


Отправить
Отправляя форму, я подтверждаю, что ознакомлен с Политикой оператора и даю Согласие на обработку персональных данных.