У технологий красоты
есть имя — Премиум Эстетикс

Аппаратная косметология: без чего трудно обойтись современному врачу-дерматовенерологу? (расшифровка видео)

Аппаратная косметология: без чего трудно обойтись современному врачу-дерматовенерологу? (расшифровка видео)

— Ирина Серегина, ведущая, г. Москва

— Добрый день, рада, что нам сегодня удалось пообщаться с нашим партнером из Ярославля. Рада приветствовать Надежду Витальевну Романову, врача-дерматолога, дерматовенеролога, аллерголога-иммунолога, доктора медицинских наук, заведующую кафедрой кожных и венерических болезней Ярославского государственного медицинского университета и специалиста медицинского центра «Надежда». Здравствуйте.

— Здравствуйте, Ирина, очень приятно.

— Сегодня я хотела бы поговорить с Вами о дерматовенерологии, о современных и будущих трендах, а также об аппаратной косметологии в Вашей практике.

— Ирина, центр наш создан давно, 20 лет назад. Изначально была идея организовать центр с уклоном в иммунологию, аллергологию-иммунологию, но потом мы уже разрослись до больших размеров. Сейчас мы делаем акцент в большей степени на дерматологию. Естественно, аллергология-иммунология, как моя вторая специальность, никуда не делась. Она присутствует, больных таких много. Параллельно мы еще развиваем направление аппаратной косметологии. Недавно начали развивать, чему я очень рада.

Что касается моих научных интересов, то они лежат несколько в другой сфере. Я защитила две диссертации по теме «Диффузные болезни соединительной ткани». Вообще, я в большей степени, конечно, дерматолог. Я люблю заниматься какими-то редкими дерматозами, онкодерматологией, в том числе аллергическими заболеваниями. То есть ко мне присылаются непонятных, сложных больных, и мы ведем с ними работу.

— Надежда Витальевна, как аппаратная косметология представлена в вашей практике? Сколько вы уделяете ей внимания, и чем она полезна для Вас?

— Ирина, Вы знаете, аппаратная косметология появилась у нас не так давно. Мы купили аппарат М22. Наверное, это был один из счастливых дней в моей профессиональной жизни, поскольку он позволил нам очень сильно расширить спектр помощи пациентам, в том числе с акне, розацеа, пигментацией, мелкими сосудистыми изменениями на коже.

Я очень довольна этим аппаратом, тем более, что фототерапия входит в европейские и американские стандарты лечения больных c розацеа. Учитывая то, что мы, прежде всего, центр, который считает профессионализм и инновационность одними из ключевых моментов нашей работы, я не могла остаться в стороне от этого. Поэтому мы приобрели этот аппарат и очень активно его используем. Я очень довольна.

— Скажите, Вы работаете только с фототерапией (IPL) или используете другой модуль?

— У нас два модуля: IPL и Nd:YAG, который потрясающе работает по сосудам. Сосуды убираются просто на глазах. Мы работаем с куперозом, с мелкими сосудами на конечностях. Очень довольны.

— Скажите, а бывают ли недовольные пациенты? Как Вы справляетесь, и были ли случаи пациентского экстремизма?

— Вы знаете, у нас пока недовольных не было за этот промежуток времени. 8 месяцев мы работаем с аппаратом, не было пока недовольных пациентов. Но я очень часто выступаю экспертом по судебным делам, которые связаны с пациентским экстремизмом, в том числе с некоторыми погрешностями, врачебными ошибками ведения пациентов. Поэтому, конечно, врачи-косметологи, дерматологи, прежде всего, должны быть знающими. Они должны читать, знать об осложнениях, отдаленных последствиях своих манипуляций. Поэтому просто нужно быть квалифицированным специалистом и постоянно обучаться.

Да, конечно, сейчас есть тренд на естественность, есть тренд на разумное потребление. Это касается не только бытовых нужд, но и косметики, и косметологии, и дерматологии в том числе. Когда люди приходят за какой-то процедурой, они, во-первых, рассчитывают на квалифицированное обслуживание, на то, что данная технология даст не только кратковременный результат, а позволит получить длительный результат. И собственно аппаратная технология позволяет это сделать. То есть мы получаем результат не просто на ближайшие две недели или месяц. Мы получаем эффект на длительный срок, иногда он пожизненный, например, если мы убрали сосуды. Возможно, в дальнейшем они не появятся.

Кроме того, обращает на себя внимание то, что люди стали спрашивать, какой аппарат используется для лечения. Если раньше все смотрели, в основном, на цену, сейчас цена не является определяющей. Несмотря на то, что кризис, люди вроде должны экономить. Но экономить на здоровье – это плохой вариант экономии. Поэтому, конечно, аппарат, изготовленный непосредственно фирмой, которая разработала эту технологию, пользуется бóльшим спросом и дает лучшие результаты, чем какие-то китайские аналоги.

— Надежда Витальевна, вопросы сервиса часто бывают неким краеугольным камнем для собственников клиник. Это касается и сервиса в плане общения с клиентами и технической поддержки тех аппаратов, которые в эту клинику закупаются. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Ничего плохого я сказать не могу, могу сказать только хорошее. Мы покупали М22 в «Премиум Эстетикс», и ни разу у нас не возник вопрос, касающийся технического обслуживания, клинического ведения больных, на который бы нам не ответили. Все делается в кратчайшие сроки. Например, у нас разбился фильтр. Нам его поставили на следующий же день. В плане постмаркетингового обслуживания я очень довольна. Это не то, что нам просто продали технику и забыли про нас как про ненужных покупателей. То, что компания осуществляет постмаркетинговое обслуживание – это очень важно.

— Спасибо, очень приятно это слышать.

Я занимаюсь онкодерматологией, планирую развитие этого направления. Сейчас у меня два ручных дерматоскопа. Один старый – HEINE20, другой — более новый с поляризованным светом, возможностью фотофиксации на телефон, но все-таки эта оценка в некотором роде субъективная. Она позволяет оценить ограниченное количество новообразований.

Например, наш медицинский центр регулярно участвует в «Дне меланомы». Когда к тебе приходит человек, у которого 150-200 новообразований, когда он усыпан родинками, ты чисто физически не можешь оценить их все. А искусственный интеллект и аппарат FotoFinder (Германия) позволяет сделать паспорт кожи пациента, оценить этот паспорт в динамике, например, раз в полгода обследовать, как меняются новообразования.

Кроме того, важным моментом является то, что мы можем связаться с экспертами дистанционно, которые могут оценить отдельные новообразования. Особенно, когда есть сомнения, в том числе и у искусственного интеллекта. На мой взгляд, эта технология очень перспективная и ее, конечно, нужно внедрять. Я знаю, что в московских центрах она внедряется. В нашем городе, к сожалению, ее пока нет. Хотелось бы стать пионером.

— Надежда Витальевна, говоря о планах по развитию центра, что бы еще хотелось внедрить? Я знаю, что вы много работаете со студентами, возможно в плане обучения что-то?

— Да, действительно, мы хотели сделать обучающий центр для врачей-дерматологов, косметологов в плане использования аппаратных технологий, в том числе теоретического и практического обучения. Тем более что специалисты, которые работают в центре – суперпрофессионалы. У нас, в основном, работают сотрудники университетов, имеющие большой клинический опыт. У нас, так сказать, все — «играющие тренеры». То есть это преподаватели, которые активно занимаются лечебной работой. Поэтому для нас было бы естественным создать обучающий центр, в котором бы мы могли учить наших коллег, чтобы они в дальнейшем работали, в том числе у нас в косметологии.

— Хотелось бы. А какие аппаратные технологии еще хотели бы внедрить?

— Я очень сильно мечтаю о FotoFinder, поскольку по дерматологии он в сфере интересов. Это очень перспективное направление. Я очень хотела бы приобрести CO2-лазер, поскольку он позволяет удалять новообразования, делать шлифовки постакне. У нас много таких пациентов с рубцами. В дальнейшем мы выберем направление в большей степени косметологическое. Когда я уже закрою свои гештальты по дерматологии, тогда, наверное, будем приобретать какие-то аппараты для удаления татуировок. В том числе противоотечные аппараты для создания «эффекта Золушки» типа GeneO.

— Напоследок, может быть, поделитесь, как сейчас проводите время в самоизоляции, с семьей и с пользой для работы?

— Ирина, сейчас дистанционное обучение врачей и студентов отнимает у меня много времени, но зато я освоила массу новых информационных технологий: онлайн-конференции, различные форматы общения, записи, связи и т. д. Что касается пищи для души, я играю на фортепиано, которым занималась в детстве. Сейчас как раз появилось время по вечерам помузицировать, разобрать то, что хотелось. Ребенку это нравится. Мы вместе музицируем, книжки читаем, в общем, проводим время с пользой.

 

Посмотреть видео можно по ссылке.



Индивидуальная консультация

Оставьте заявку и менеджер по продажам ответит на все Ваши вопросы

Отправить
Отправляя форму, я подтверждаю, что ознакомлен с Политикой оператора
и даю Согласие на обработку персональных данных.