У технологий красоты
есть имя — Премиум Эстетикс

INDIBA® DEEP CARE в послеродовом периоде

Введение

Материнство является важной частью жизни женщины. В нашем центре мы практикуем комплексный подход к материнству, помогаем женщинам и их семьям произвести ребенка на свет, сопровождаем их и в дородовом, и в послеродовом периодах.  Это требует определенной организации процесса, внимания профессионалов, способных обеспечить адекватное консультирование и сопровождение на всех этапах; в том числе в процессе возвращения женщины в то эмоциональное и физическое состояние, в котором она пребывала до беременности. 

INDIBA Deep Care (IDC) – это технология, основанная на использовании емкостно-резистивной монополярной радиочастотной энергии (CR-MRF) с частотой 448 кГц; одним из показаний для которой является восстановление после родов и лечение связанных с ними осложнений. Метод CR-MRF обладает болеутоляющими, противовоспалительными и противоотечными свойствами¹,  стимулирует пролиферацию стволовых клеток², способствует дифференцированию фибробластов(3–5) и активирует неоколлагеногенез (3,4) и неоангиогенез³. Это процессы, лежащие в основе ремоделирования коллагена и уплотнения кожи (6,7). Технология CR-MRF используется в периоперационной терапии:  для подготовки к хирургическому вмешательству в целях сокращения восстановительного периода, уменьшения отеков и кровоподтеков, для минимизации побочных эффектов хирургического вмешательства.

В нашем Центре поддержки материнства мы следуем мультидисциплинарному обоснованному подходу. Мы провели предварительную оценку мнения пациентов по поводу внедрения CR-MRF технологии в состав терапевтических методов. Здесь мы приводим 9 кейсов из практики нашего Центра, отобранных в период с февраля по ноябрь 2020 года, в том числе наиболее часто встречающиеся  клинические кейсы:  диастаз прямых мышц живота, перинеальный абсцесс, стрии,  рубцы после Кесарева сечения, келоидные рубцы, рубцы после редукционной маммопластики, рубцы на ареолах, в околососковой зоне.

Всем пациентам процедуры IDC проводились в целях уменьшения проявлений этих послеродовых побочных эффектов и осложнений.

Описание кейсов

В исследовании принимали участие 9 пациенток с одним или несколькими признаками/симптомами:

  • Рубцы — 8 кейсов(2 из них – рубцы после Кесарева сечения).
  • Диастаз — 3 кейса.
  • Стрии — 3 кейса.
  • Дряблость — 2 кейса.
  • Болевой синдром — 2 кейса.
  • Пупочная грыжа — 2 кейса.
  • Абсцесс — 1 кейс.

Обсуждение

Положительная динамика отмечалась у всех  пациенток, задействованных в этом исследовании. Наблюдалось улучшение состояния рубцов, они становились более эластичными, плоскими, улучшение внешнего состояния и трофики тканей; уменьшение спаек. Два кейса, связанных с келоидными рубцами, так же показали внешнее улучшение, уменьшение толщины.  Процедура IDC улучшала состояние стрий, приводила к снижению болевых ощущений, к улучшениям в восстановлении цвета в случае его утраты.

Процедура IDC улучшала состояние при дряблости кожи и диастазе. Кожа становилась более гладкой и более увлажненной. Плотность соединительной ткани  уменьшалась, вероятно, под влиянием увеличения коллагена, что способствовало заживлению при лечении перинеального абсцесса, дренировании и ремоделировании тела в случае диастаза и пупочной грыжи. В случае редукционной мастопексии улучшение достигалось за счет васкуляризации и сокращения напряжения в груди. Процедуры очень хорошо переносились пациентками, и о нежелательных эффектах не сообщалось. Пациенткам проводились, как правило,  7.4 +/- 2.0 процедур CR-MRF, в некоторых индивидуальных случаях количество процедур составляло от 4 до 10.  

Оценка и анализ отдельных случаев приведены ниже:

Кейс 1. Пациентка после естественных родов, при осмотре живот мягкий с диастазом 2,5см, болезненные пурпурные полосы и утолщенные рубцы в абдоминальной зоне (фото слева). После пяти процедур IDC пациентка сообщала, что болевые ощущения уменьшились, рубцы стали более эластичными, цвет стрий стал менее выраженными (фото справа).

Кейс 2. Пациентка с диастазом, дряблостью, стриями и околопупочной грыжей с рубцом в области тазового дна (первая фото). После пяти процедур IDC (фото в центре), пациентка сообщала, что боль отсутствует, рубец стал мягче. Фото справа показывает состояние живота после семи процедур.

Кейс 3. Пациентка после естественных родов с пупочной грыжей, с излишней кожей, дряблостью и диастазом 3 см (фото слева). После 8 процедур IDC (фото справа) кожа более гладкая, увлажненная, выглядит лучше. Процедура IDC уменьшала плотность соединительной ткани за счет формирования коллагена.

Кейс 4a. Пациентка с гигантомастией, возникшей в результате двух продолжительных периодов лактации, перенесшая редукционную мастопексию без имплантации. У пациентки наблюдаются рубцы в области ареол в результате якорной мастопексии и перемещения соска с ареолой. После снятия швов пациентке проводились процедуры IDC. После двух процедур отмечалось существенное улучшение зоны лечения и участка вокруг нее, увеличение васкуляризации и сокращение напряжения (вторая фото слева). На фотографиях показана динамика в течение месяца (всего были проедены 4 процедуры за этот период).

Кейс 4b. Динамика кейса 4a после 10 процедур IDC.

Кейс 5. Рубец после Кесарева сечения со спайками. На фото справа показан результат 4 процедур IDC в комбинации с вакуумной терапией.

Кейс 6. Стрии после естественных родов. На фото в центре показан результат пяти процедур IDC , проводимых раз в неделю, за исключением интервала между 3й и 4й процедурами, составившего две недели. Фото справа показывает динамику после 8 процедур.

Кейс 7. Фото перитонеального абсцесса, который лечили при помощи антибиотиков, дренирования в комбинации с IDC. На участке вокруг абсцесса было проведено две процедуры. Фото справа показывает состояние после 7 процедур.

Кейс 8. Процедура IDC в сочетании с вакуумной терапией для лечения келоидного рубца от Кесарева сечения. Фотография в центре показывает результат 10 процедур, ткань рубца более эластичная и ровная, с лучшей трофикой ткани. Фото справа показывает результат 10 процедур.

Кейс 9. Келоидный рубец после Кесарева сечения, пациентка проходила лечение IDC в сочетании с вакуумной терапией. Второе фото демонстрирует результат одной процедуры, два других фото показывают динамику после 6 и 8 процедур соответственно.

Выводы

Терапия CR-MRF  с частотой  448  кГц  (INDIBA®)  в этом предварительном исследовании показала:

  • Положительную динамика рубцов, в том числе келоидных. Рубцы становились более эластичными, с уменьшением спаек и улучшением трофики.
  • Улучшение состояния стрий, уменьшение сопутствующего аллергического компонента, и выравнивание цвета кожи в случае его изменения
  • Улучшение состояния дряблой кожи и стимулирование ремоделирования тела при диастазе и пупочной грыже.
  • Улучшение вида и увлажненности кожи
  • При редукционной мастопексии улучшение поврежденных участков, васкуляризация и сокращение напряжения.
  • Хорошая переносимость и позитивное отношение пациентов

Мы можем подтвердить пользу внедрения метода терапии IDC CR-MRF в практику центров, ориентированных на поддержку материнства.

ССЫЛКИ

 1. Naranjo P, López Andrino R, Pinto H. First Assessment of the Proio-nic Effects Resulting from Non-Thermal Application of 448 kHz Mo-nopolar Radiofrequency for Reduction of Edema Caused by Fractio-nal  CO2  Laser  Facial  Rejuvenation  Treatments.  Journal  of  Surgery.  2015; 3 (1): 21.

2.  Hernández-Bule  ML,  Paino  CL,  Trillo  MA,  Ubeda  A.  Electric  stimula-tion at 448 kHz promotes proliferation of human mesenchymal stem cells. Cell Physiol Biochem. 2014; 34 (5): 1741-55.

3. Meyer PF, de Oliveira P, Silva F, da Costa ACS, Pereira CRA, Casenave S, et al. Radiofrequency treatment induces fibroblast growth fac-tor  2  expression  and  subsequently  promotes  neocollagenesis  and  neoangiogenesis  in  the  skin  tissue.  Lasers  Med  Sci.  2017;  32  (8):  1727-1736.

4.  Kist  D,  Burns  AJ,  Sanner  R,  Counters  J,  Zelickson  B.  Ultrastructural  evaluation of multiple pass low energy versus single pass high ener-gy radio-frequency treatment. Lasers Surg Med. 2006; 38 (2): 150-4.

5. Kerscher M. Aesthetic and cosmetic dermatology. European journal of dermatology: EJD. 2009; 19 (5): 530-4.

6.   Wakade DV, Nayak CS, Bhatt KD. A study comparing the efficacy of monopolar  radiofrequency  and  glycolic  acid  peels  in  facial  rejuve-nation  of  aging  skin  using  histopathology  and  ultrabiomicroscopic  sonography (UBM) — an evidence based study. Acta Medica (Hradec Kralove). 2016; 59 (1): 14-7.

7. Sadick N, Rothaus KO. Aesthetic applications of radiofrequency devi-ces. Clin Plast Surg. 2016; 43 (3): 557-65.MKT1846 V1



Индивидуальная консультация

Оставьте заявку и менеджер по продажам ответит на все Ваши вопросы

Отправить
Отправляя форму, я подтверждаю, что ознакомлен с Политикой оператора
и даю Согласие на обработку персональных данных.