Каталог аппаратов Открыть каталог Открыть каталог заказать
M22 M22

Заказать каталог оборудования
Нажимая кнопку "ЗАКАЗАТЬ КАТАЛОГ", я подтверждаю, что ознакомлен с условиями "Политики конфиденциальности" и выражаю свое согласие с ее условиями
Запрос информации по партнёрской программе
Нажимая кнопку "ОТПРАВИТЬ ЗАПРОС", я подтверждаю, что ознакомлен с условиями "Политики конфиденциальности" и выражаю свое согласие с ее условиями
Рассчитать окупаемость
Нажимая кнопку "ОТПРАВИТЬ ЗАПРОС", я подтверждаю, что ознакомлен с условиями "Политики конфиденциальности" и выражаю свое согласие с ее условиями

МИМОВ АЛЕКСЕЙ ВИКТОРОВИЧ


Мимов Алексей Викторович
Врач-дерматокосметолог, кандидат медицинских наук,
Центр косметологии и красоты TORI, Москва

Лазерная установка Fraxel – фракционный лазер №1 с непревзойденными характеристиками, «золотой стандарт» неаблятивных фракционных лазеров, бренд, известный и популярный в более чем 80 странах мира. О возможностях и преимуществах лазера Fraxel, а также опыте его применения в собственной практике мы попросили врача клиники TORI (Москва), к.м.н. Алексея Викторовича Мимова.

– У вас в клинике есть премиальное оборудование от Премиум Эстетикс, аппарат Fraxel. Почему вы выбрали именно этот лазер, чем он вам приглянулся? По каким критериям вы в принципе выбираете оборудование для клиники, когда обновляете его?

Приоритетом при выборе дополнительной лазерной машины (потому что у нас достаточно большой арсенал) был мой собственный опыт и опыт врачей, которые работают на Fraxel, и их рекомендации и пожелания, чтобы этот аппарат был у нас в клинике. Аппарат Fraxel отлично себя зарекомендовал на протяжении уже достаточно длительного времени, ведь на рынке он представлен, наверное, уже порядка десяти лет, и за это время его имя стало нарицательным фактически как тип лазеров. Нередко пациенты приходят, спрашивают, есть ли у нас Fraxel, подразумевая какое-либо фракционное воздействие. Поэтому мы, чтобы не упустить возможность оказать тот уровень услуг, который нужен пациенту, приобрели такую вот машину.

Аппарат Fraxel отлично себя зарекомендовал на протяжении уже достаточно длительного времени

– А вот именно эта модификация, Fraxel re:store DUAL, почему была выбрана, это связано с рядом услуг, которые вы оказываете?

Мы взяли Фраксель дуал именно потому, что работа с глубоким пигментом тоже очень важна. У нас есть несколько видов лазеров, которые мы используем для работы с пигментацией, но Фраксель дуал, когда он есть на базе фракционного неабляционного лазера, – это очень удобно как дополнительная опция по устранению пигментации. Когда врач много работает, он понимает, что глубина залегания пигментации бывает разной, и зачастую необходимо использовать те или иные инструменты, и хорошо, когда у тебя в арсенале имеются разные инструменты.

Строго говоря, сейчас, когда я уже знаю все возможности наших аппаратов, если бы мне пришлось заново делать выбор, я бы начала с М22, потому что этот аппарат позволяет проводить самые разные процедуры, включая фотоэпиляцию.

Мы взяли Фраксель дуал именно потому, что работа с глубоким пигментом тоже очень важна

– Можете сравнить возможности Фраксель и иных лазеров, которые вы используете для той же услуги? То есть, если мы говорим о пигментации, то чем лучше именно этот аппарат?

С одной стороны, опытный специалист может даже на широкополосном свете получить хороший эффект. Если машина качественная, свежая, если она проходит плановые техосмотры, и если врач, который на ней работает, понимает, о чем идет речь, в принципе, можно справиться и этим. То есть, я бы не мог сказать здесь, что Фраксель дуал и работа тулиевого лазера чем-то уникальна. Но при этом при работе с посттравматической пигментацией, которая лежит глубже, чем обычная пигментация, я возьму тулий, потому что, как показывает практика, именно с посттравматической пигментацией он справляется лучше.

– А вот что касается технической части, сервисного обслуживания, обучения работе на Фраксель, насколько вам компания-поставщик помогает? Мы считаем, что это наша сильная сторона, вы согласны с таким утверждением?

Да, здесь я полностью согласен, потому что компания Премиум Эстетикс - это один из основных игроков на рынке бьюти-идустрии. Компания существует давно, и сила, мощь ее уже давно проверена и известна, то есть и поставка оборудования, и поставка расходников, и сервисное обслуживание, и обучение – все на таком же хорошем уровне, потому что Премиум Эстетикс существует на рынке достаточно давно и все уже отшлифовано. С компанией всегда спокойно, за много лет сотрудничества не могу вспомнить случая, чтобы нам в чем-то отказали.

Аппараты  Фраксель себя зарекомендовали, и это факт, а факты – самая упрямая в мире вещь. И если я знаю, что этот аппарат в какой-то клинике или салоне работает на протяжении 10 лет, и когда приезжает инженер проверять его износ, то оказывается, что там всего лишь 40%, допустим, от износа у лазерного блока, то это, конечно, впечатляет. Я же понимаю, что за 10 лет при полной загрузке аппарат уже себя много-много раз себя окупил, и это важно.

Аппараты  Фраксель себя зарекомендовали, и это факт, а факты – самая упрямая в мире вещь

– Какие процедуры по аппаратной косметологии у вас самые востребованные?

На сегодняшний день это эпиляция, потому что целевая аудитория по этой процедуре изначально больше – это и женщины, и мужчины всех возрастов. Что касается других процедур, то еще востребован М22, особенно модуль IPL, с помощью которого можно работать и с акне, и с удалением сосудов, это очень распространенные проблемы. Acupulse тоже пользуется спросом, но пока что сложно судить о том, как будет складываться ситуация по нему в летний период, будут ли пациенты с такой же частотой приходить на глубокую шлифовку кожи. Хотя я знаю, что многие наши пациенты готовы прятаться от солнца и терпеть неудобства ради получения эстетического эффекта, который дает Acupulse.

– В каких комбинациях используется Фраксель у вас в клинике, то есть, наверняка это не только отдельные уникальные процедуры, но и процедуры в цепочке какого-то лечения, назначений. Поделитесь, что бы вы порекомендовали другим косметологическим центрам, как можно встраивать Фраксель в работу с клиентами? С чем можно комбинировать, с какими аппаратами, или в каких долгосрочных процедурах вы его используете?

Я врач ортодоксальный: я люблю взять мощность побольше, сделать побольше проходов, мне нравится, когда пациент не говорит на следующий день после процедуры «у меня совершенно нет отека, как прекрасно». Ведь отек должен быть, и он должен быть достаточным, потому что мы вызываем воспалительный процесс, и он должен развернуться во всей своей красе, и его ни в коем случае нельзя купировать. Например, делает процедуру врач,  и смотришь – назначают противовоспалительные и антигистаминные препараты, то есть вызывают реакцию и при этом ее сразу купируют. А этого делать нельзя. Перед процедурой я всегда рассказываю пациентам, что нужно на 4-5 дней дать возможность всему этому произойти.

Я сочетаю широкополосный свет (IPL) и Фраксель. То есть, я сначала прохожу на широкополосном свете для работы с пигментацией и куперозом, и затем следом сразу, в эту же процедуру, делаю Фраксель. Естественно, реакция будет более яркой, но при этом у нас не возникает проблем со вторым down-time, нам не нужен второй срок реабилитации, мы получаем все сразу.

И еще я добавляю Альтеру, это технология HIFU, которая работает на глубине 4,5 мм, при работе с гравитационным птозом, с провисаниями тканей. Таким образом, процесс идет на трех разных уровнях. Не все готовы выдержать такое 3д-омоложение, но у меня есть такие пациенты, которые готовы все эти три этапа пройти за одну процедуру.

Я сочетаю широкополосный свет (IPL) и Фраксель

– И какой эффект вы получаете в результате?

В итоге мы получаем тройной эффект: подтяжку за счет Альтеры, устранение признаков фотостарения (пигментацию, купероз), и работаем с неоколлагенезом. То есть за счет Фракселя мы улучшаем структуру, заставляем кожу перестраиваться.

И еще я люблю за 10 дней провести хотя бы одну биоревитализацию, потому что в процессе неоколлагеногенеза принимают участие фибробласты, и они любят воду, то есть они себя чувствуют хорошо, когда в коже достаточно воды. Поэтому когда мы делаем хотя бы одну процедуру биоревитализации, а лучше несколько, то за 10 дней фибробласты становятся сильными, активными и выполняют свою работу с большим эффектом. С другой стороны, если кожа изначально наводнена, то можно обойтись без этого.

Мне нравится работать с растяжками на Фракселе. Растяжки бывают двух видов: красные и белые. При лечении красных растяжек уже за 4-5 процедур на Фракселе мы уходим в эстетику: растяжки не бликуют, становятся не видны, и результат очень хороший. По моему мнению, фракционное неабляционное воздействие – для растяжек это самое лучшее, причем нужно брать пациента на процедуру как можно раньше.

Растяжки есть практически у каждого человека, у мужчин реже, у женщин почти у каждой. И альтернативы лазерному лечению нет, эффект хорошо виден буквально после первой процедуры. У всех разные особенности синтеза коллагена, поэтому выраженность эффекта может быть тоже разной, но в итоге результат будет всегда. И что самое ценное в этом, мы не получим потом синдрома отмены. То есть не будет такого, что прекратили курс, и все это вернулось обратно.

– Вы ведь еще и коуч, вы готовите других врачей. Насколько просто научить человека правильно, грамотно и безопасно работать на аппарате Фраксель?

Бывает сложно, на самом деле. Если я вижу, что у человека не хватает ресурса, то я стараюсь с этим человеком поработать так, чтобы он не натворил никаких проблем, не сделал осложнений. Потом, со временем, он научится, но вначале бывает сложно. Я всегда оставляю телефон, и потом я всегда его веду.

Насколько просто научить человека правильно, грамотно и безопасно работать на аппарате Фраксель?

– Есть ли в аппарате Фраксель «защита от дурака», ведь это действительно сильное воздействие, которым иногда можно пациента травмировать? Есть ли в нем какой-то ограничитель, стоппер?

У Фракселя, если ты выбираешь определенный процент покрытия, аппарат тебе подсказывает, сколько нужно сделать проходов на этой мощности, на этом проценте, чтобы это было безопасно. Но всегда есть человеческий фактор. Например, иногда бывает такая кожа, которая реагирует более реактивно, и на ней можно вызвать проблемы и осложнения. Такой защиты, чтобы при превышении допустимых параметров аппарат прекращал работать, нет. В любом случае, даже максимально дружественные меню и все предустановленные параметры требуют осмысленного использования. Это серьезный инструмент, который может при неправильном подходе привести к осложнениям. Причиной осложнений может стать неправильно, не полностью собранный анамнез, когда человек имеет противопоказания, о которых ты не спросил. Вот, допустим, принимает человек биодобавки, и ты не спросил об этом, а в добавках - зверобой, и он фотосенсибилизатор очень сильный. И ты идешь по растяжкам и получаешь пигмент в этом месте. Посттравматический пигмент, не беда, можно взять тулий или широкополосник и исправить, но ведь можно было этого и не допустить.

Поэтому любое серьезное оборудование требует постоянной учебы. У нас очень много сейчас конгрессов по косметологии, на все даже не успеваешь попасть. Мне нравятся симпозиумы, на которых, к примеру, разные специалисты два дня рассказывают об одном и том же аппарате. Есть шанс от множества докладчиков выудить то зерно информации, о котором ты еще не знаешь.

– Расскажите еще о расходниках к Фраксель.

Да, расходники есть. И еще есть ресурс, я о нем говорил, ресурс у Фракселя большой, и нужно постараться, чтобы его быстро исчерпать. Хорошо, если это происходит, потому что это означает, что в клинике много пациентов, то есть он себя очень быстро окупает. За какое время можно окупить аппарат? Если я куплю и поставлю его себе домой, я никогда его не окуплю, ведь я буду делать курс процедур своим друзьям, допустим, раз в год, и все. Но если я его поставлю в хорошем месте, где на него будет спрос, я сделаю рекламу, пиар, найму врачей, которые имеют хорошую клиническую базу, то конечно я окуплю его быстро. То есть в дополнение к аппарату должен быть обязательно менеджмент салона красоты или клиники.

– Вы ездили и общались непосредственно с создателем этого аппарата. Может быть, скажете, что нас ждет в ближайшее время, и какие готовятся инновации?

На самом деле, секретов, в общем-то, нет; с одной стороны, может показаться, что уже все развито и сделано, и дальше идти уже некуда. Но это не так, как пример можно упомянуть, что будут выпускаться аппараты с температурными датчиками для кожи, да они, в общем, уже есть. Диапазон работы будет переходить из миллисекунд в другую систему.

ресурс у Фракселя большой, и нужно постараться, чтобы его быстро исчерпать

– Какие три полезных совета вы могли бы дать региональным клиникам, которые только хотят поставить Фраксель. Допустим, они уже решили его приобрести, но пока не знают, насколько им будет сложно, может быть, там есть какие-то подводные камни, которых они не знают, а практики знают.

Важно, чтобы врач мог донести до пациента информацию о безопасности и эффективности аппарата, так сказать, сблизил человека с лазером. Потому что очень многие пациенты, приходя, начинают задавать вопросы: а не вызывает ли он рак, а не приносит ли он какого-либо вреда, а не действует ли он на зрение, а не будет ли у меня истощения кожи, если я сделаю 4-5 процедур… Таких вопросов много всегда, поэтому очень важно в простой и доступной форме объяснять, что происходит, что лежит в основе самой процедуры. Что это уже давно исследуется, на протяжении лет, и можно сказать, что это безопасно, что это не вызывает никаких проблем. Важно, чтобы врачи могли это сделать, тогда будет большое количество пациентов.

В плане надежности – что говорить, аппарат уже на протяжении многих лет себя зарекомендовал. Мне известны случаи, когда какую-нибудь более дешевую машину покупают и пишут на ней «фраксель», чтобы человек пришел, увидел название Фраксель и сказал, что теперь он уверен. Бывает, что так вот пользуются добрым именем, что называется. И если работать на сертифицированном оборудовании, и желательно на имеющем гарантию, то можно увидеть, что он надежен. Все аппараты ломаются, и рано или поздно они требуют к себе внимания. Плюс еще ничего не нужно заливать, ничего не нужно менять, ему не нужна какая-нибудь хоть сколь немного квалифицированная техническая помощь. Через стабилизатор только использовать его, и пройти обязательно обучение от тренера компании ПЭ, у человека, который уже имеет опыт и обучает. Это ведь и предоставляется компанией при покупке, приезжает врач в другой город. Я сам работал 4 года таким врачом и очень много ездил.

Вот еще важно. Когда врач начинает работать, и проходит какое-то время, месяц-два, и вот потом он начинает терять страх; ему кажется, что он настолько уверен, что он начинает завышать параметры, он начинает делать процедуры, у которых есть хотя бы относительные противопоказания, махнув рукой «да ладно, ничего не будет…» И завышает параметры. Вот это очень опасно, потом что это, как правило, сразу возвращается в виде чего-то неприятного. Нужно следить за собой: пусть лучше немножко понежнее, поменьше, но зато безопасно.

Правильный отбор пациентов, вот еще что важно. То есть, понимать, что если пришел человек, который хочет, к примеру, убрать какие-то проблемы, но вы видите, что здесь уже требуется не косметология, а пластическая хирургия, не надо за это браться, вы не получите достаточного результата, если ему нужно уже отрезать кожу и убирать излишек… То есть, врач не должен думать, что ему все подвластно.

И очень важно говорить с пациентом, рассказать ему о сути процедуры и о том, как себя вести после процедуры. И объяснять, что отек, который у него будет, он на 4-5 дней. Я всегда стараюсь говорить, что будет дольше, потому что никто не может сказать, сколько будет длиться восстановление, все индивидуально. И в первые дни, как правило, пациент присылает гневные смайлики в смысле «я не понимаю, что происходит, что это такое, меня не узнают дети, меня пугаются на улице», и тому подобное. И я их прекрасно понимаю, потому что если человек не инициирован и пришел в первый раз, конечно, у него куча вопросов. Это мы это каждый день видим, а он в первый раз пришел. И когда он утром с таким лицом просыпается, конечно, ему страшно становится, потому что он думает, что это останется навсегда. Потом, на 2-3 день, все идет на спад, и после этого приходят хорошие смайлики, уже все идет хорошо. Мы вместе переживаем этот процесс. У меня постоянно есть 2-3 пациента, которые находятся в той или иной фазе, но я знаю точно, что все будет хорошо, я к этому уже привык. Отек действительно длится 5 дней, и это неудобно, если человека вдруг срочно вызвали и ему нужно быть портретоспособным, и вот тогда мы уже начинаем применять мочегонные препараты, то есть сгонять все, что отекло, мы всегда можем помочь.

Вот это, наверное, основное, чтобы врачи понимали, что есть такие моменты. А дальше уже все будет идти по опыту. Опыт – это та вещь, которую невозможно купить, но можно ее получить, она придет сама, путем ошибок и побед, неприятностей и высказываний со стороны пациентов.